Компания WeWork под давлением коллектива выставила на продажу самолет Gulfstream G650

Покупал его основатель компании Адам Ньюман. Он был вынужден покинуть свой пост после неудачи с IPO. Новое руководство принялось увольнять его друзей и членов семьи

Компания WeWork под давлением коллектива выставила на продажу самолет Gulfstream G650

Фото: Anna Zvereva

Читайте также: Сводки событий от ополчения, новости Новороссии.

В 2008 году американская экономика находилась в эпицентре кризиса: на рынке ипотеки коллапс, рушатся крутые банки, компании стремительно дешевеют, безработица растет. Но проблемы одних — шанс для других. И Адам Ньюман, 29-летний иммигрант из Израиля, увидел в кризисе шанс для своей идеи. Арендовать большой офис, разбить его на небольшие зоны и сдавать оказавшимся на улице специалистам, обеспечивая их необходимой инфраструктурой.

Речь шла не просто о субаренде — Ньюман хотел создать сообщество, которое объединяло бы специалистов самых разных отраслей. Компания быстро развивалась. Ньюману, у которого не было серьезных активов, удалось убедить в успехе своей модели именитых инвесторов, в том числе венчурных — проект был оценен в невероятную сумму, на пике — 47 млрд долларов. Крупнейший акционер — Vision Fund, им управляет Softbank. Но планы на IPO разбились о скалу недоверия инвесторов: компания убыточна, впрочем, как и многие другие «единороги». В итоге Ньюмана убрали с поста гендиректора. Почему так вышло, поясняет генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов.

Тимур Турлов генеральный директор ИК «Фридом Финанс» «Та история, в которую верили венчурные капиталисты и профессиональные инвесторы, оказалась гораздо более прохладно воспринята инвесторами с Wall Street, инвестиционными банками. Несмотря на то что SoftBank — один из его фондов, который являлся ключевым инвестором, несколько миллиардов долларов вложил в компанию за последние годы, оказался во многом чуть ли не один на один с Wall Street, и другие банкиры не разделили его взгляд. Когда они начали торговаться с потенциальными инвесторами, оценка компании с 40 млрд долларов свалилась практически на 10 млрд. И они отменили IPO, потому что поняли, если они выйдут на рынок, то получат очень холодный прием. Неудивительно, что это вызвало такую реакцию со стороны менеджмента компании».

Подобное поведение инвесторов и акционеров на Западе не редкость. Стива Джобса тоже когда-то выгнали из Apple, когда компания стала показывать плохие финансовые результаты. Если компания делает миллиарды, всем без разницы, на каком самолете летает руководство. Но когда дела начинают идти плохо, руководителю припоминают абсолютно все.

Трудовой коллектив WeWork тоже оказался недоволен, ведь не было обещанного повышения зарплат и бонусов. Под давлением сотрудников самолет теперь уже бывшего гендиректора выставили на продажу. В России представить подобную ситуацию сложно, говорит управляющий директор кадровой компании «ЮНИТИ» Феликс Кугель.

Феликс Кугель управляющий директор кадровой компании «ЮНИТИ» «Наше культурное наследие с точки зрения тяжелых грузов — нам это сделать очень-очень сложно. WeWork столкнулась не просто с негодованием своих сотрудников. Она столкнулась также с очень чувствительным процессом негативности, которая может глубоко повлиять на стоимость акций. То есть на интерес акционеров. Как только происходит та или иная вещь, которая может повлечь за собой снижение стоимости акций. Причина еще кроется в следующем: на развитых рынках юридический процесс — процесс легальный, процесс трудовой, процесс финансовый — между собой очень сильно переплетены. И любой вздох в одном направлении будет означать выдох в другом. У нас разночтения и расчленения процессов очень широкие, поэтому соединение и прямое влияние — нам это не грозит».

Но в чем-то подход Ньюмана схож с российскими реалиями. Когда WeWork подала заявку на IPO, оказалось, что Ньюман сдает компании в аренду собственную недвижимость. И инвесторы усмотрели в этом конфликт интересов. Летом этого года Ньюман вывел 700 млн долларов из своей доли в WeWork, после чего купил пять домов, вложил часть денег в стартап по продаже медицинской марихуаны, а 100 млн долларов — подарил. Основатели убыточных стартапов-«единорогов» научились извлекать огромную личную прибыль. Инвесторам стоит помнить о таких рисках.

Источник